Правительство и Нацбанк должны способствовать бизнесу

На днях мне позвонили из одной радиостанции и попросили прокомментировать отсутствие стратегии деоккупации Донбасса и его восстановления.

Мне пришлось отметить, что у нас отсутствует стратегия не только восстановления Донбасса, но и вообще развития страны, ее экономики, в том числе промышленности, банковской системы, социальной сферы. У нас все развитие экономики происходит в хаотичном режиме, часто в ручном режиме, и зависит не от каких-то единых и равных для всех процедур, а от политических решений, принимаемых руководителями правительства, Нацбанка, тех или иных ведомств.

Сегодня снова вспомнил об этом, когда увидел сообщение, что Олег Бахматюк – владелец одного из крупнейших украинских агрохолдингов – в очередной раз обратился с призывом к Нацбанку и правительству провести переговоры по вопросу реструктуризации задолженности, у банков, в которых он был мажоритарным акционером.

Еще в начале 2016 года Бахматюк задавал простой и очевидный вопрос. Почему бывшим владельцам Приватбанка – Коломойскому и Боголюбову – правительство и Нацбанк предлагают провести реструктуризацию задолженности их бизнесов Приватбанка, с рассрочкой до десяти лет, а ему, несмотря на все его обращения, отказывают без обсуждения?

И этот вопрос значительно шире, чем история этих бизнесменов. Этот вопрос общего понимания, каким образом и на каких принципах развивать государство.

После событий зимы 2013-2014 годов, после не менее трагической оккупации Крыма и части Донбасса, значительная часть украинского бизнеса оказались в крайне сложных финансовых условиях. Они потеряли активы на оккупированных территориях, в результате глубокой девальвации гривны и банкротства значительной части банков, их возможности обслуживать имеющиеся долговые обязательства существенно ухудшились. Остановка и банкротство крупных и средних компаний, пострадавших в результате этих событий, сами по себе порождают новый этап экономического кризиса, новые банкротства банков. Еще в 2015 году я писал о необходимости срочно разработать общий механизм реструктуризации задолженности, которые у таких компаний перед госбюджетом и банками. Главная цель такого механизма – обеспечить возможность сохранения функционирования этих бизнесов, так как их остановка приведет к потере рабочих мест, доходов наемных работников, поступлений в государственный и местные бюджеты, в фонды социального страхования. Такой механизм не должен был предвидеть каких-то новых кредитов или наращивания задолженности, но позволял не уничтожать эти бизнесы.

К сожалению, правительством и Нацбанком так ничего и не сделано по этому вопросу. Вместо этого ими провозглашалось, что, мол они не должны вмешиваться в долговые отношения между банками и их заемщиками, между банками и Нацбанком. Хотя это только открывало путь к ручному механизму решения этих проблем, провоцировало рейдерство, коррупцию в судах, правоохранительных органах, исполнительной службе Минюста.

Чего же можно было бы достичь в кратко- и среднесрочной перспективе, если бы, например, тот же Бахматюк, как представитель системного бизнеса, достиг на прозрачных условиях договоренностей с правительством и Нацбанком, с четко выписанными обязанными, сроками их выполнения?

Во-первых, потенциально это могло бы стать первым прецедентом достижения «мирового соглашения» между владельцем банка и Нацбанком, властью в целом, в рамках которого владелец банковского учреждения полностью погасит свой долг, тем самым исчерпав конфликтную ситуацию, на которой много спекулировали.

Этот прецедент может стимулировать и других участников рынка – бывших владельцев проблемных банков, если не полностью скопировать принципы соглашения (сроки и условия рассрочки), но как минимум вернуться к конструктивным переговорам с НБУ и Фондом гарантирования вкладов постепенного возвращения долгов. В частности, на такой диалог могут выйти финучреждения, которые сейчас находятся в судебных спорах о признании ликвидации банка незаконной. Это не предусматривало бы восстановление деятельности таких банков, но может позволить урегулировать вопрос задолженностей между бизнесами и банками ликвидируемых между Нацбанком и этими банками.

Урегулирование таких конфликтов путем диалога позволит снять юридическую дилемму, провоцировать новую и новую волну судебных решений, которые чем дальше, тем меньше оставляют возможностей для максимальной компенсации потерь, которые понесли вкладчики банков, Нацбанк и Фонд гарантирования вкладов.

Во-вторых, «мировое соглашение» снимет давление на бизнес, в котором работают несколько сотен тысяч украинских граждан, которые в условиях противостояния не имеют уверенности в завтрашнем дне. При этом такое давление оказывает негативное влияние не только на предприятия конкретного владельца, но и на инвестиционный климат в стране в целом. Ведь такой пример демонстрирует, что государство не может найти общий язык с бизнесом в ситуации. А это вряд ли способствует привлечению в страну инвестиций.
В то же время, заключение соглашения позволит продемонстрировать бизнесу, что государство готово идти на диалог ради сохранения и приумножения рабочих мест, налоговых поступлений, валютной выручки, внедрения инновационных технологий и не разрушать бизнес, генерирующий львиную долю национального ВВП.

Это я к чему?

Тот или иной бизнесмен может нравиться или не нравиться, он может в значительной части украинского общества вызвать даже идиосинкразию, но правительство и Нацбанк, народные депутаты – провластные и оппозиционные – обязаны думать о том, как сохранить и создать новые рабочие места, как обеспечить развитие системных бизнесов в стране, как защитить интересы государства и территориальных общин. Именно последние страдают больше всего от остановки крупных и средних предприятий на их территории.

Поэтому вся экономическая политика представителей власти должна быть сосредоточена не на том, как уничтожить и захватить чей-то бизнес, а как обеспечить их развитие, потому что только это формирует доверие к власти и будущему государству вообще.

Текст колонки взят в Facebook c разрешения автора. Оригинал текста смотрите здесь.

Борис Кушнирук

экономист, экс-председатель правления банка  Юнекс

biz.nv.ua