Член Совета общественного контроля НАБУ, юрист Татьяна Козаченко прокомментировала в интервью ДЕПО дело VAB банка, по которому были осуществлены громкие задержания как менеджеров банка, так и должностных лиц НАБУ

 
– Вы исследовали это дело. По вашему мнению, являются ли справедливыми обвинения менеджмента «ВиЭйБи» банка и руководства НБУ в том, что залог банка не отвечал сумме рефинансирования, был в разы меньше, как утверждают в НАБУ?
– Надо понимать порядок оценки имущества, дату и методологию проведения оценки, поскольку она зависит от цели оценки. То есть много оценочных и индивидуальных признаков, которые должны быть проверены и проанализированы. Цена оценки не является стабильной и может изменяться в зависимости от рынка и даже от примененного порядка взыскания на имущество, ибо если это происходит во внесудебной процедуре, то стоимость определяется с целью налогообложения банка, а в судебной реализация идет с публичных торгов. Поэтому нельзя рассматривать оценку имущества вне экономической ситуации и примененных юридических процедур относительно удовлетворения требований кредитора за счет залогового имущества. Ибо имущество в залог берется на одних условиях, а реализуется на других, если изменились внешние обстоятельства. На основании тех документов, экспертных исследований, которые есть у меня на руках, оценка имущества была правильной. Поэтому заявления НАБУ про несоответствующую стоимость залогового имущества – это их оценочное суждение, которое точно не является основным доказательством квалификации правонарушения, более того, сама оценка имущества напрямую не связана с возможным присвоением денег или невозвратом кредитов. Много случаев, когда закладываются товары в обороте, которых может не быть в наличии в определенный момент, но обязательства могут выполняться всеми сторонами кредита.
 
– Как вы прокомментируете обвинения со стороны НАБУ, что 1,2 млрд грн рефинансирования от НБУ не дошли до вкладчиков, не пошли на выплаты депозитов, а были выведены из банка в Украине, или выведены в оффшоры?
– Заявления о присвоении денег в рамках как минимум всей суммы получения такого кредита является нонсенсом. Деньги в рамках рефинансирования перечисляются банку для осуществления его текущей деятельности и поддержания ликвидности банка. Большинство транзакций, в том числе проведение операционной деятельности, обслуживание клиентов (потому что каждый человек, который снимает деньги через банкоматы, оплачивает свои покупки, перечисляет средства за хозяйственные операции, делает это электронным способом), поддержку межбанковских договоров, банк проводит автоматически, в том числе по другим путям, банкоматам, и только в конце операционного дня может подводить итоги. Деньги для обслуживания поступают на счета банка. Вопрос возможного перечисления денег физическими лицами в собственных интересах – это конкретные операции, которые надо исследовать, если они гипотетически могли иметь место с правоворушеннями. Но это точно не может быть связано с размером полученного кредита.
Что касается конкретной ситуации с VAB банком, согласно предыдущим постановлениям на проведение обысков, получение временного доступа к документам, НАБУ утверждало, что 45 млн долларов были выведены на счета оффшорных компаний, в частности связанных с владельцем банка (Quickсom Limited) – это есть в официальных постановлениях. Я делала запрос в Фонд гарантирования вкладов еще год назад, когда проводила правовой аудит этой ситуации, и получила не от владельцев банка, не от клиентов, а так, как должен делать адвокат – от тех государственных органов, которые обязаны такую информацию проверять и предоставлять, официальный ответ – деньги на эту компанию никогда не выводились, никогда не перечислялись на ее счета. Наоборот – именно эта компания завела реальные деньги в VAB банк для того, чтобы выполнять обязательства перед клиентами, поддержать стабильность банка.
– Звучал такой аргумент от НАБУ – банк не предоставил НБУ программу финансового оздоровления. Так ли это? Банком не подавались такие документы?
– У меня на руках есть заявки, с входящими номерами, где добавляется этот план. Кроме того, можно просто зайти на сайт НБУ, где есть вся информация за 2014 год – что VAB банк предоставил план финансового оздоровления. И здесь вопрос к НАБУ. Нельзя делать такие заявления без оценки реальных документов. Здесь они полностью заявляют ложную информацию.
– Как вы прокомментируете заявления о якобы «заговоре» руководства VAB банка с первым заместителем председателя НБУ Александром Писаруком и другими сотрудниками Нацбанка во время совещания? Возможно ли это?
– Во-первых, такие факты, если они могли бы иметь место, должны быть предметом доказывания правоохранительными органами именно в суде. Поэтому это сейчас это просто громогласные заявления, которые документально не подтверждены. Показания свидетелей по этому делу должны быть заслушаны в суде, под присягой. Но, зная банковские процедуры, я этого не допускаю, но при этом не исключаю давления на свидетелей, потому что понимаю, каким образом проводились обыски у фигурантов дела, а также другие следственные действия.
– По вашему мнению, для чего процессуальные действия по этому делу проходили именно таким образом – с «маски-шоу», обысками, задержаниями?
– Обыски проходили одновременно с вручением подозрений. И проходили достаточно формально, ведь после событий прошло 5 лет, более того, до этого у этих же лиц обыски уже проводились. Какое может быть разумное основание повторно проводить обыски? И какое основание в день обыска сразу вручать подозрение, потому что если обыск является реальным, то его результаты нужно оценить, подготовиться к следующим следственным действиям? Здесь же это все одновременно — и обыски, и подозрения. Понятно, что обыск используется исключительно как давление, и, как мы видим в информационном пространстве – для информационного пиара на этом вопросе, что является вообще недопустимым — заведомо формировать общественное мнение, когда речь идет о презумпции невиновности лиц, презумпции невиновности.