Вот уже 12 лет компания Ukrlandfarming работает на украинском рынке, оттачивает технологию и стратегию развития и, как огромный корабль, умело преодолевает все «айсберги» на своем пути. Сердцем этого топ-латифундиста является, конечно же, растениеводство. О принципах работы этого направления, структуре холдинга, подборе кадров и многом другом нам рассказал руководитель департамента по вопросам инноваций и развития агробизнеса Ukrlandfarming Владимир Фантух.
Latifundist.com: Владимир Степанович, почему именно агрономия? По каким причинам выбрали это направление?
Владимир Фантух: Растениеводство — это некая формула фотосинтеза, когда из ничего (углекислого газа и воды, под действием солнечной энергии) образуется органическое вещество. Помогает в этом процессе хлорофилл. Есть такая шутка, что американцы при разработке своего доллара специально придерживалось этой формулы, чтобы деньги приумножались. Вот почему у них доллар зеленый, как растение.
Растениеводство — это некая формула фотосинтеза, когда из ничего образуется органическое вещество
Понимание этого принципа фотосинтеза и привело меня в профессию. Больше никто не синтезирует органическое вещество из ничего. Только природа. Остальные лишь используют или перерабатывают то, что уже произведено природой. А как раз агроном имеет возможность управлять процессами производства и частично — самой природой. Сегодня к этому пониманию добавилось и желание защитить то, что мы выращиваем: от вредителей, сорняков, болезней и т. д. От всего, что хочет забрать у нас «зелень» как в денежном эквиваленте, так и натуральном.
Latifundist.com: То есть для Вас на первом месте стоит желание созидать?
Владимир Фантух: Я считаю, что агроном на сегодняшний день — это не просто профессия. Это должен быть специалист-физиолог, который понимает растение изнутри. Знает, что с ним произошло, как оно себя чувствует, чего хочет и как сможет принести еще больший урожай.
Мой трудовой путь начался в 1975 году. Тогда я учился в ПТУ на тракториста и там освоил азы агрономии. Но после службы в армии я пошел учиться на агронома и начал искать ту самую формулу фотосинтеза. Закончил Украинскую сельскохозяйственную академию и начал работать в колхозе. Два года там я был главным агрономом, но когда поехал в Киев на повышение квалификации, то понял, что хочу идти еще дальше. Поэтому поступил в аспирантуру на специальность «Общее земледелие».
Владимир Фантух

Именно работа с аналитическими данными позволила лучше понять свою профессию, дала умение выбрать из огромной массы данных то самое рациональное зерно. После окончания аспирантуры попробовал себя в почвенной микробиологии, где дополнил свои знания как почвовед и агроном. Так я постиг симбиоз растения с микроорганизмами, как они себя чувствуют, как живут. С 1994 г. и по сегодняшний день я занимаюсь чистой агрономией.

Latifundist.com: Как сегодня построена Ваша работа в Ukrlandfarming?

Владимир Фантух: Сегодня компания Ukrlandfarming состоит из 11 кластеров. В каждом из них работает заместитель директора по растениеводству. Всего в компании работает 179 агрономов (кроме вышеупомянутых заместителей по растениеводству). Также есть агрономы-советники (5-6 человек). Они находятся в центральном офисе и помогают агрономам на местах.

Ukrlandfarming работает по современным технологиям. Мы используем в работе систему спутникового мониторинга Cropio, плантен престижен посева и аглидер по контроль высева, качества посева, также практикуем дифференцированный посев в зависимости от плодородия участков поля. Вся наша агрономическая база внесена в систему 1С. Агрономы на местах хорошо знают технологию и могут в базе просматривать историю поля. И если потенциал при посеве озимой пшеницы составляет 6,5 т/га, то они не планируют 8 т/га. Агрономы видят, какой там есть ограничивающий фактор. Это или гумус, или механический состав, или кислотность, или сумма эффективных температур. Учитывая все эти факторы, специалист старается максимально использовать потенциал поля, заложенный природой.

Система спутникового мониторинга Cropio

Поскольку земли холдинга расположены в 20-ти областях, то и тот, кто получил 3 т/га, и тот, кто получил 8 т/га, вкладывают разные усилия. Один, на юге, боролся за урожай, второй, в центральном регионе, просто использовал то, что дала природа.

Агрономы на местах полностью самостоятельны в выборе технологии. Они понимают условия почвы и погоды, знают правильные подходы, подбирают препараты для обработки. Центральный офис может подсказывать агрономам на местах, как оценивать работу, но если они обосновывают свое решение, то технологию никто не меняет.

Latifundist.com: Какая сейчас общая площадь земельного банка?

Владимир Фантух: 474 тыс. га пашни, которая используется при посеве. Потому что есть еще земли под паром.

Latifundist.com: Какие культуры выращиваются? Насколько агрономы в субхолдингах вольны в составлении севооборота?

Владимир Фантух: Сегодня бизнес перешел к пяти основным культурам. В нашем случае агроном заинтересован в соблюдении правильного севооборота, чтобы получить не только основную зарплату, но и дополнительный доход с поля. Допустим, тут у него росла пшеница, но он хочет посеять рапс, потом сою, потом кукурузу, потом еще что-то — это его право. Компания не ставит себе планку засеять обязательно 170 тыс. га кукурузой, можно посеять 160 тыс. га или 190. Все зависит от агрономов на местах, их севооборота и подходов к работе.

В целом в Ukrlandfarming выращивают 30% кукурузы, 12-15% подсолнечника, 20% озимой пшеницы, 12% рапса, 12% сои. Конечно, есть еще кормовые культуры, многолетние травы, кукуруза на силос. Приблизительно такой структуры мы стараемся придерживаться каждый год. Нишевые культуры не выращиваем.

Latifundist.com: Агроном — основная точка принятия решения? Как совмещать тогда еще и рекомендации директора, и данные системы Cropio?

Владимир Фантух: Директор сводит баланс всего предприятия воедино, он может дать совет агроному. Но если агроном уверен, что при его решении мы получим большую прибыль, то руководитель прислушивается к специалисту. Ведь главная цель на сегодняшний день — получить более высокую маржинальность. Например, у нас в южном регионе есть структура, где сеют озимую пшеницу и рапс. Да, для рапса там оставляют землю под паром. Но при том, что поле год стоит, они получают рентабельность 175%. Поэтому и приняли такое решение — не гнаться за малым, а получать урожай раз в два года, который полностью себя окупает. И если подобные риски оправдываются, то да, мы полностью полагаемся на агрономов на местах.

Кроме того, в южных регионах мы используем технологию no-till. В Николаевской области посеяли 6,5 тыс. га рапса «по нулю». Также много лет изучаем этот способ земледелия на 160 га в Херсонской области, можем посмотреть ретроспективу и спрогнозировать возможное развитие событий. Ведь на этих землях уже 12 лет не проводилась вспашка, почва не обрабатывалась.

Latifundist.com: У вас в кластерах работает несколько агрономов? Есть ли отдельные специалисты по защите растений, по исследованиям почвы, по определенным культурам?

Владимир Фантух: Каждый кластер сам принимает решение, какие специалисты им нужны. Также у нас есть линейные должности: агрохимик, агроном по защите, агроном по культуре. Они подчиняются агрономам кластеров. В зависимости от количества земель тоже идет распределение.

Все поля у нас заведены в систему Cropio. Еще есть TETRA — внутренняя собственная система. Мы не соединяем ее с Cropio, поскольку не используем там модуль Телематики, который бы стоил нам по $2/мес. за каждую единицу техники. А в TETRA он есть. Собственная система уже обновлена, отработана и нет смысла переплачивать.

Посевная в компании Ukrlandfarming

Latifundist.com: Как прошла посевная кампания 2018-19?

Владимир Фантух: Проблемы возникали только в южных регионах. Осенью было очень мало осадков, и это отрицательно повлияло на озимые культуры. К тому же там были заморозки. Но мы надеемся, что сможем минимизировать эти риски. Дефицита в удобрениях у нас не возникало. Мы хорошо все спланировали, все минеральные удобрения закупили еще до 1 января.

Latifundist.com: Холдинг производит собственные семена или пользуетесь только продукцией зарубежных компаний?

Владимир Фантух: У нас есть производство собственных семян. Мы производим их как по лицензии, так и в совместном выращивании. Все производим по отработанной технологии на семенном заводе «Зоря». Он достаточно продуктивный и прогрессивный, чтобы получить необходимое количество посевного материала. Единственный нюанс, что сейчас мы в основном получаем родительские формы, которые компании обычно продают и снимают с производства. Мы останавливаемся на них, чтобы удешевить семена.

Сегодня у нас выращивается более 900 га семенных посевов кукурузы. Этих объемов вполне достаточно, чтобы получить двухгодичный запас семян. На Юге у нас в основном украинская селекция. Там выращиваем толерантные к засухе гибриды. На Севере у нас чешская и немецкая селекции. Но я вижу перспективу именно в отечественной селекции и биопрепаратах.

Кукуруза

Мы используем биопрепараты украинского производства на всех культурах, во всех регионах. Ежегодно вносим на поля около 650 тыс. т. навоза, который имеем благодаря развитому животноводству. Таким образом уменьшаем норму внесения химических удобрений. В оптимальном количестве стараемся обеспечивать растения элементами питания, чтобы получать плановые показатели.

Каждый год проводим закрытый эксперимент сравнения культур. Раздаем агрономам семена просто с номерками. Их сеют в разных регионах, обрабатывают и сообщают нам результаты. Повторюсь, мы идем не за урожаем, а за маржинальностью. Если агроном принимает для себя решение идти за урожаем с высокой маржинальностью — тогда пожалуйста. Но нужно быть готовым отвечать за свои действия. Сегодня уже не спрашивают у директора кластера о том, что происходит на предприятии. Спрашивают больше руководителя подразделения: «Что делает ваш агроном? Как проходит работа? Есть ли проблемы с весенне-полевыми работами?» Нужно спрашивать об этом не у директора, а у тех, кто ближе всего к земле. Конечно, Cropio дает возможность контролировать погодно-климатические условия, развитие, но сам процесс не отследишь.

Раньше управление было вертикальным, из центрального офиса. Сейчас же у нас полная децентрализация. Я хочу посеять такую-то культуру, обработать ее по такой-то технологии — дайте мне семена, препараты. Агрономы получают все, но должны объяснить и обосновать целесообразность своих планов.

Как это происходит на практике? Агроном подает технологию каждой операции, схема разбита в планировании, и мы видим, что именно и когда он собирается делать. Если я смотрю, и там указаны правильные нормы, нет отклонений, то согласовывать не нужно. Если же есть изменение в нормах, дополнены препараты, но специалист объясняет, зачем и почему он так делает, то ему тоже даем добро.

Поле озимой пшеницы компании Ukrlandfarming

Сегодня специалисты центрального офиса выступают больше консультантами, а не судьями. Каждое хозяйство работает по своим собственным шаблонам. Если же я вижу ошибки, то даю советы, их исправляю. Часто проверяю планы ВПР (весенне-полевых работ — прим. ред.) и нахожу отклонения в работе. А человек мог просто забыть. Весь материал, планирование я пропускаю через себя. И то, что могу посчитать за ошибку, может быть просто новаторством агронома. Своих специалистов я знаю. Они хорошо изучили технологии и умеют получать прибыль. Бывает, что мы договариваемся о препаратах, которые будем использовать. Например, я уже из опыта знаю, что эта химия стоит дешевле, но результат дает ничем не хуже дорогостоящей. И агрономы соглашаются.

Мы используем и генерики, их доля в общем количестве составляет около 30%, остальное — оригинальные препараты. Если препарат качественный — нет сбоя, нет проблем при смешивании, нет просрочек, то мы с ним работаем. Если же препарат не срабатывает, то у меня нет времени разбираться, что с ним не так. Как будет выглядеть процентное соотношение оригинаторов и генериков через несколько лет, я не знаю. Потому как сегодня генерические препараты растут в цене, и я не вижу смысла их покупать, если за те же деньги я могу купить оригинальные продукты.

Latifundist.com: Есть ли у вас кадровый резерв агрономов? Где вы ищете специалистов и как обучаете тех, кто уже работает в компании?

Владимир Фантух: В любом случае у специалиста должен быть определенный опыт. Молодые агрономы-выпускники часто слишком амбициозны. Они считают, что если закончили ВУЗ, то уже достойны высокой заработной платы. Если не так, то идут продавать химию. Но, чтобы стать агрономом, нужно хорошенько потрудиться. Понять, что такое опрыскивание, зачем проводится обработка почвы, чего хотят достичь той или иной операцией. Когда человек понимает, он становится таким вот «агрономом четвертого измерения». Чтобы это понять, нужно перепробовать многое на практике.

Владимир Фантух

Конечно, стараемся перенимать зарубежный опыт. Но, анализируя условия наших иностранных коллег, хочу сказать, что наши агрономы — герои. Они работают в зоне нестабильного увлажнения, в зоне рискованного земледелия и умудряются получать высокие урожаи. Они едут перенять чужой опыт, а по возвращению говорят: «Степанович, у нас ситуация лучше, мы это уже прошли». А все потому, что там не борются с погодно-климатическими условиями. У нас борются, и у наших специалистов уже выработалось чутье, когда что нужно сеять.

Latifundist.com: Ваш рабочий график позволяет Вам выезжать в поля?

Владимир Фантух: Да, четыре дня в неделю я провожу в полях. Понедельник — день совещаний. А в остальные дни объезжаю все критичные точки, общаюсь с работниками. В большей степени они уже воспринимают меня не как контролера, а как советчика. И везут не в лучшие поля, а в проблемные, чтобы получить дельный совет. А раньше было наоборот. Пытались скрыть проколы.

Latifundist.com: Какие результаты урожайности получили в прошлом году? Изменилась ли динамика затрат на гектар?

Владимир Фантух: Прошлый год был хорошим. Кукурузу собрали с урожайностью 8-11 т/га в зависимости от региона. Лучше всего сработал Подольский регион, кукурузы получили 11 т/га, пшеницы — 5,5-6 т/га.

В сезоне 2019 г. у нас выросли затраты на гектар из-за того, что мы сократили процент использования генериков. Надеемся, что эти затраты окупят себя. Кроме того, мы купили семена кукурузы и подсолнечника. Хотим сравнить с семенами собственного производства.

По СЗР препараты подорожали на 15%, по семенам — на 25%. Конечно, удорожание произошло и за счет роста цен, но также и за счет ассортимента.

Но мы отошли от погони за высокими показателями. Есть базовые, отработанные технологии, которые рассчитаны на то, чтобы в хороший год получить больший урожай, а в плохой — не проиграть. Нельзя надеяться, что раз в 3-4 года будет урожайный год. Нужно работать так, чтобы каждый год получать результат. Нельзя недополучать и ждать чего-то.

Уборка кукурузы в компании Ukrlandfarming

В прошлом году мы получили достаточно влаги, чтобы вырастить хороший урожай кукурузы. Анализируем последние годы и видим, что влага — основной фактор повышения урожайности. Технология отработана, но осадки — именно тот фактор, который регулирует нашу оптимизацию технологии и ведет к уменьшению расходов.

Latifundist.com: Какая площадь у вас сейчас под орошением?

Владимир Фантух: Это 4,5 тыс. га в Луганской и Запорожской областях. На них выращиваем разные культуры. Раньше пробовали сеять под орошением сою, но когда есть перебои с подачей воды, то растение получает дополнительный стресс. Потом хоть поливай, хоть нет, соя уже не даст хорошего урожая. Сейчас орошаем те культуры, которые являются наиболее перспективными с точки зрения агронома.

Latifundist.com: Какая в компании ситуация с техникой? Что планируете обновлять?

Владимир Фантух: Сегодня мы хотим обновить все сеялки и перейти на Precision Planting. В основном это будет обновление высевающих аппаратов, датчиков контроля. Раму менять не будем, так как железо есть железо. Этот вопрос также изучают специалисты на местах. Они говорят, что им нужно, какой вариант оборудования хотят получить. Мы же контролируем точность высева и смотрим на полученный результат.

По опрыскивателям нужно обновить около 20% всего техпарка. В 2019 г. уже купили 3 самоходных опрыскивателя. И вот эти 20% тоже будем еще покупать и заменять. Сейчас без хорошей техники уже не найдешь хорошего специалиста. Никто не пойдет работать, если в тракторе нет кондиционера. Помню, учился в ПТУ и преподавательница рассказывала перспективы будущего, когда трактор сам ездит по полю. Тогда я думал: «Что вы такое рассказываете…». А сейчас уже даже есть трактора без кабины, где участие человека сведено почти к нулю.

Latifundist.com: Владимир Степанович, за что Вы любите свою работу?

Владимир Фантух: Возможно повторюсь, но за реакцию фотосинтеза, когда из ничего возникает что-то. Вот именно за это люблю. Да, я должен найти идеальную систему защиты, чтобы никакой жук или сорняк не украл часть моего фотосинтеза. Вот эту реакцию нужно защищать. Я и агрономам своим говорю: «Парни, сделайте все для того, чтобы стать физиологами. Чтобы вы понимали, как проходит эта реакция, что нужно сделать, чтобы использовать весь потенциал семян».

Latifundist.com: Благодарим за беседу! Желаем Вам раскрыть потенциал в полной мере!

София Ярошенко, Latifundist.com