В стране сложилась парадоксальная ситуация: животноводство низкорентабельно в том числе из-за дорогих кормов. Но мы продаем за рубеж массу сырья для производства комбикорма, а потом закупаем его у иностранцев.

Вопрос нацбезопасности

Продовольственная безопасность страны, то есть ее возможность обеспечивать саму себя продуктами питания, не менее важна, чем безопасность экономическая или военная. Казалось бы, у Украины как аграрной державы с этим все должно быть хорошо по определению. Но это не совсем так. Если продукцией растениеводства мы и себя обеспечиваем, и еще полмира кормить можем, то с животноводством не все так радужно.

«В 1980 году в Украине было 27 млн голов крупного рогатого скота, сегодня, менее чем через 40 лет, мы можем говорить про 4 млн голов. Если так пойдет и дальше, то в 2030 году корову можно будет заносить в Красную книгу, — говорит операционный директор компании UkrLandFarming Галина Ковток. — В чем причина? У производства говядины самый долгий срок окупаемости, это самое неприбыльное направление. Получать 10% рентабельности в мясном животноводстве — это фантастика, это высший пилотаж».

Основу животноводческой отрасли в Украине составляет крупный рогатый скот (КРС), свиньи и птицы. При этом половину скота выращивает население, половину — агрохозяйства. Но если говорить про КРС, то более 65% его поголовья содержится на частных подворьях. И только около 35% — в сельхозпредприятиях. Промыш­лен­ный откорм КРС на мясо по большому счету отсутствует — лишь немногие хозяйства этим сейчас занимаются.

Причина, как ни странно, — нехватка кормовой базы. «Да, растениеводство в Украине в последние два десятка лет развивалось очень бурно, но не кормовое. Промышленное производство мяса давно уже не имеет ничего общего с коровами, свободно пасущимися на зеленой лужайке, — пояснил в комментарии для «ДС» фермер из Машевки (под Полтавой) Сергей Веремейчик. — В основе всей живот­новодческой отрасли изначально лежит производство кормов, и это самостоятельное, серьезное направление аграрного бизнеса. Но у нас на рынке комбикорма очень дорогие, потому что все импортные. Из-за этого небольшим фермерам заниматься животноводством невыгодно».
То есть в основе промышленного животноводства лежат комбикорма — их использование делает животноводство рентабельным. Но как раз с собственным производством комбикорма у Украины большие проблемы.

Загадка отходов пищепрома

Статистика за январь-август нынешнего года многое говорит специалистам. «В пятерку ключевых экспортных позиций в ЕС за указанный период вошли: зерновые — $1,2 млрд, масло — $702,5 млн, семена масличных — $581,4 млн, остатки и отходы пищевой промышленности — $312,8 млн, мясо и пищевые субпродукты домашней птицы — $169,8 млн, — говорит замминистра аграрной политики и продовольствия Украи­ны Ольга Трофимцева. — За указанный период импорт аграрной продукции из стран ЕС в Украину увеличился на $336,2 млн по сравнению с соответствующим периодом 2017 года и составил $1,7 млрд. Больше всего мы импортировали продукты для кормления животных, мясо и субпродукты, семена масличных культур, кукурузу».

Некоторые отрасли аграрного экспорта и импорта Украины могут изрядно удивить тех, кто не в теме. Вот пример: по итогам 2017 г. главная статья украинского экспорта во Францию — это «остатки и отходы пищевой промышленности», которых поставили на сумму $113,5 млн. Только на втором месте — более понятные «жиры и масла животного или растительного происхождения» (их продали французам почти на $83 млн).

Статистика украинского экспорта показывает, что «остатки и отходы пищевой промышленности» с пометкой Made in Ukraine весьма популярны и в Европе, и за ее пределами. В Европе их у нас покупают 26 стран, некоторые — на очень большие суммы. Например, Польша в 2017 г. купила отходов украинского пищепрома на $84,8 млн, Испания — на $76,3 млн, Италия — на $59,7 млн, Нидер­ланды — на $52,7 млн. Даже маленькое Монако покупает в Украине отходов пищепрома на $1,29 млн в год — это основная статья торговли наших стран.

Секрет прост: к категории «Остатки и отходы пищевой промышленности» относятся жмых, остающийся при производстве растительного масла, мука, крупы и гранулы из мяса или мясных субпродуктов, рыбы, а также другие отходы. Все перечисленное — ценный кормовой материал для животноводства, основа комбикорма.
Складывается абсолютно ненормальная ситуация, когда Украина продает сырье для изготовления комбикорма, потом покупает этот самый комбикорм за рубежом и на этой операции теряет ту самую долю добавленной стоимости, которая могла бы сделать рентабельным отечественное животноводство.

«Вопрос комбикормов сегодня крайне актуален. Зачастую украинское зерно покупают другие страны, где прямо в портах стоят огромные комплексы комбикормовых заводов, и там же на месте из нашего зерна производят комбикорм. Этим занимаются большие транснациональные компании, — рассказывает Галина Ковток. — Мы не раз задавались вопросом: почему Украина не может сама заработать ту же самую добавленную стоимость, на собственной территории производя комбикорм и его экспортируя? Пришли к выводу: здесь надо поменять сознание агропроизводителей, культуру продажи продукции. Потому что препятствий технологических или логистических, на самом деле, нет».

Отечественный опыт

Сегодня ситуация меняется к лучшему: крупные животноводческие комплексы, которые выращивают КРС и делятся на мясные, молочные и мясомолочные, все чаще создаются крупными агрохолдингами, которые вхождение в этот бизнес начинают именно с заботы о кормовой базе.

Преимущество «вертикальных» агрохолдингов в том, что, кроме животных, они выращивают зерновые и масличные культуры, ко­торые сами или в форме отходов производства идут на корм скоту, свиньям и птице. Животноводство может быть также побочным видом деятельности таких компаний. Крупные производители дополнительно строят собственные комбикормовые заводы, обвалочные цеха и даже мясоперерабатывающие заводы. Так связываются все этапы производства — от подготовки кормовой базы до переработки мяса и его реализации.

Пример тому — UkrLand­Far­ming, крупная компания, которая имеет около 50 тыс. голов КРС. По итогам 2017 г. она заняла второе место на рынке комбикормов Украины с долей 6,5% (данные AR-group). Лидер в этом сегменте — «Мироновский хлебопродукт» с 25,3%, на третьем месте — «Украинское зерно» (ГК «Единст­во»), занявшее 6,4% рынка комбикорма.

Главное достижение 2017 г. на украинском рынке комбикормов — незначительный прирост (на 3,5%) производства кормов для КРС, до 592 тыс. т. По остальным большим «номинациям» кормопроизводства (корма для птиц, корма для свиней и др.) тенденция обратная. Суммарный итог 2017 г. — чуть больше 6 млн т. По сравнению с началом 2000-х, когда в Украине объемы производства кормов едва превышали 1 млн т,

6 млн т — результат впечатляющий. Хотя в 1990 г. производилось 16 млн т комбикормов.
Обнадеживает то, что сегодня производством комбикормов в Украине занялись крупные агрохолдинги, и они имеют значительный резерв производственных мощностей. В топ-10 отечественных производителей комбикорма практически все компании имеют незадействованные мощности по производству комбикормов. Так что в реальности ситуация на украинском комбикормовом рынке имеет хорошие перспективы к росту.