Заместитель генерального директора одного из крупнейших украинских агрохолдингов «Укрлендфарминг» Василий Лобода рассказал УНИАН об результатах весенней посевной, эффективности государственной поддержки аграрной отрасли, важности развития направления животноводства и о политических амбициях аграриев.
Насколько успешным для агрохолдинга «Укрлендфарминг» показалось первое полугодие 2019? Как вы оцениваете результаты посевной?
Озимые культуры перезимовали достаточно хорошо: и рапс, и пшеница. Посевная прошла интенсивно, и погодные условия были неплохими. Разве что большое количество дождей в Западной Украине помешала завершить посевную оперативно. Что касается состояния посевов на сегодня, вы же знаете, нам всегда чего-то не хватает: то дождя, то солнца. Сейчас солнца валом, это существенно повлияет на ранние зерновые, такие как пшеница и ячмень. И поэтому, конечно, только обмолот покажет, что получится в результате по количеству и по качеству. В целом, весенняя кампания прошла на достаточно хорошем уровне.
Ваши оценки по урожайности?
Неблагодарное это дело — говорить об урожайности. Все то, что в планах, я надеюсь, что мы выполним, поскольку весенние дожди дали нам надежду на довольно неплохие показатели. Как сложатся погодные условия в летний период, пока неизвестно.
Прошлый год был очень удачным, особенно по поздним культурам: кукурузе, сои, подсолнечника. Поэтому надеемся, что результат этого года будет не хуже. Но, вы же понимаете, хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах.
Изменилась в этом году структура посевных площадей «Укрлендфарминг»?
Основные традиционные культуры, выращивает компания, — это кукуруза, рапс, озимая пшеница, соя, подсолнечник. Посевные площади корректируются в севообороте из года в год. Но общая площадь остались на уровне прошлого года.
Как в этом году изменилась стоимость посевной? Чувствовали ли вы недостаток в материально-технических ресурсах?
Стоимость посевной напрямую зависит от курса доллара. Поэтому она осталась примерно на прошлогоднем уровне.
В нашей компании все ресурсы были получены в соответствии с планами весенних полевых работ. Наши коллеги, которые обеспечивают компанию необходимыми материальными ресурсами: удобрениями, средствами защиты растений, горючим, — сработали заблаговременно, и во время посевной мы дефицита в ресурсах не испытывали.
Аграрии постоянно жалуются на завышенную стоимость удобрений на внутреннем рынке. Как сложилась ситуация с удобрениями в вашей компании: вы их закупаете заранее, или подстраивайтесь под рынок и ждете, когда цена упадет? В каких производителей вы покупаете удобрения?
Однозначно мы подстраиваемся, наблюдая за динамикой на рынке. Есть сезонность, когда цена максимальная, и поэтому некоторые материальные ресурсы мы закупаем ранее, некоторые в сезон. Мониторим и мировые, и внутренние цены на рынке. В отношении производителей, продукцию которых мы покупаем, все зависит от видов удобрений, сотрудничаем как с иностранными, так и с украинскими компаниями. Нет таких, каким бы мы давали однозначное предпочтение. Мы оцениваем многолетний опыт в сотрудничестве, порядочность партнеров, так как разные бывали случаи. И, конечно, обращаем внимание на соотношение цены и качества.
Другая актуальная проблема на аграрном рынке — логистическая, в связи с дефицитом зерновозов, локомотивов и повышением «Укрзализныцей» тарифов на перевозки. Затрагивает вас эта проблема, и как вы планируете с ней бороться?
Последние три-четыре года это огромная проблема для всех аграриев, которая особенно обостряется в осенний период, когда начинаются поздние зерновые: соя, подсолнечник и кукуруза. Из-за дефицита зерновозов элеваторы переполнены, мы ни успеваем вовремя поставить продукцию в порт. А мы имеем крупнейшие мощности в Украине — почти три миллиона тонн единовременного хранения зерна. Наибольшие элеваторы у нас расположены в Сумской и Полтавской областях — почти по пятьсот тысяч тонн.
К каким потерям приводит нехватка зерновозов и локомотивов?
Как только осенью начинается непогода, а мы сохраняем кукурузы в пределах двухсот гектаров, все то, что выливается с дождем, а дальше — со снегом, влияет на качество и количество культуры. И чем дольше мы в осенний период сохраняем кукурузу в поле, тем хуже цены на нашу продукцию, поскольку ее качество ухудшается. Поэтому наша оперативность напрямую влияет на объем выручки.
Существующая проблема также может приводить к срыву экспортных контрактов. Каждый партнер, с которым мы заключаем контракты, хочет, чтобы и в количестве, и в качестве, и в сроках все было по договору.
Вы уже отметили, что мощности компании «Укрлендфарминг» с единовременного хранения зерна составляют около трех миллионов тонн. Есть ли у вас планы по их увеличению?
На сегодня у нас работают семнадцать элеваторов. Также есть желание построить еще несколько элеваторов, чтобы уменьшить расстояние от поля до элеватора, в частности, в Черниговской области. Таким образом удастся сократить логистические издержки, которые играют огромную роль в себестоимости продукции. Но сейчас те условия, которые сложились на рынке банковского кредитования, не очень благоприятны. Сегодня проценты по кредитам — в пределах двадцати пяти, сформировать какую-то маржинальность и вернуть эти проценты очень сложно. Надеемся, что вскоре украинская система банковского кредитования повернется лицом к аграрному производителя.
По моему убеждению, государство должно быть заинтересовано в развитии системы кредитования агросектора и брать на себя погашение львиной части процентов по кредитам.
По вашему мнению, насколько эффективны существующие программы государственной поддержки аграрной отрасли?
Я, как человек, проработавший почти десять лет в государственных учреждениях и теперь работаю в бизнесе, вообще не могу оценить существующую государственную поддержку как качественную и такую, что влияет на эффективность и результативность.
Что касается растениеводства, здесь государство должно заниматься поиском новых рынков сбыта, обеспечить аграриев достаточным количеством вагонов для перевозки зерна. Государство должно заинтересовать производителей в строительстве новых мощностей, обеспечить низкие проценты по кредитам. И, что самое важное, сформировать свои программы таким образом, чтобы заинтересовать людей жить и работать в этой стране, а не бежать в поисках счастья в Польшу, Германию, прибалтийские страны. Надо способствовать созданию новых рабочих мест в Украине.
Государству необходимо полностью взять на себя дотирование животноводства. Этот год покажет, насколько уменьшится поголовье в Украине. Ни в одной стране мира — ставлю три восклицательных знака — животноводство не идет самостоятельно. Дотируются или кормовые группы, а это составляет 50% себестоимости молока и мяса, или поголовье, которое содержится, или производство какой-либо продукции. Животноводство обеспечивает национальную продовольственную безопасность и несет социальную функцию, поэтому его необходимо поддерживать.
При этом животноводство однозначно должно поддерживаться и в малых, и в средних, и в больших предприятиях.
 
То есть существующие программы поддержки животноводства, Министерство аграрной политики и продовольствия ввело в 2018 году и продолжило в 2019 году, не работают?
Это слезы. Эффективность существующих программ государственной поддержки АПК, по моему мнению, нулевая. То, что они дают два раза по 750 гривен на содержание одной коровы, напоминает подачку. На то, чтобы вырастить первенца нужно потратить минимум тридцать тысяч гривен. Поэтому это не помощь. Когда некоторые крупные компании говорят: «Молоко нам не интересно, мясо нам не интересно», в первую очередь, это должно услышать и понять государство. Эти продукты должны быть на прилавках наших маркетов, и их необходимо обеспечить в достаточном количестве.
Каким образом компания «Укрлендфарминг» развивает направление животноводства?
Мы удерживаем больше всего поголовья среди украинских предприятий — более сорока тысяч голов молочного скотоводства и около шести тысяч мясного скота. Всего в Украине насчитывается около тридцати тысяч голов мясного скота, поэтому вы понимаете, какую долю занимает наша компания на общем рынке.
Мы используем канадскую технологию содержания мясного скота. Делаем очень качественный продукт и можем соперничать с любыми странами мира. Производим более ста тысяч тонн молока в год — это около 5% от общего объема производства молока в Украине, удерживаем поголовье более чем в четырнадцати областях Украины.
Но без поддержки государства мы не сможем в дальнейшем инвестировать в это направление, потому что оно на уровне убыточности. Маржинальность мясного производства или на нуле, или в минусе. Не в лучшей ситуации оказались молочное скотоводство.
Когда смотрю на общие тенденции на украинском рынке, становится грустно. Например, недавно прошла выставка «Агро-2019» в Киеве. Раньше нам звонили, просили представить наши породы крупного рогатого скота: шароле, абердин ангус, голштинскую, черно-пеструю, красно-пеструю с хорошим генетическим потенциалом и производственными показателями. В этом году государству было совершенно безразлично, кто этот скот выставляет.
Учитывая убыточность направления животноводства, что мотивирует «Укрлендфарминг» продолжать его развивать?
Мы в своей производственной деятельности используем паи людей, проживающих в сельской местности, и ответственность компании за социальную составляющую дает нам силы удерживать поголовья, несмотря на убыточность. Мы из года в год надеемся, что государство поможет, подставит плечо, но пока она просто подставляет … без плеча.
В этом году мы не планируем увеличение поголовья. Напротив, не исключено, что на тех предприятиях, которые продемонстрировали отрицательный экономический результат, будут проходить процессы оптимизации. Строительства новых животноводческих комплексов также не предвидится.
Если в 1991 году в Украине насчитывалось 26 млн голов крупного рогатого скота в хозяйствах всех форм собственности, то, по моим данным, сейчас сельскохозяйственные предприятия удерживают не более 370 тыс., и хозяйства населения — не более, чем 1,5 млн. То есть общее поголовье составляет не более двух миллионов! И этот показатель продолжает сокращаться катастрофическими темпами.
При этом, я уверен, что в Украине можно содержать от 35 до 40 млн голов крупного рогатого скота. Украинская мясная продукция была бы очень привлекательной в мире через удобную логистику, у нас есть потенциал по наращиванию экспорта.
Какую продукцию и в какие страны вы экспортируете? Планируете расширять рынки сбыта?
Мы активно экспортируем говядину в Азербайджан. С начала года холдинг отправил в Баку мяса почти 600 тонн в 1,5 млн долларов.
По экспорту зерновых, то ключевой продукцией для нас есть кукуруза, пшеница, рапс, подсолнечник, соя.
Если говорить о расширении рынков сбыта, то эта работа идет постоянно. Особенно в том, что связано с зерновой продукцией. Эти рынки постоянно меняют свою конфигурацию. Зерно мы экспортируем в Европу, Китай, страны Ближнего Востока. Украинская продукция интересна во всем мире.
Какое направление для вас является приоритетным — экспорт или наполнения внутреннего рынка?
Все зависит от ценовой позиции. Если внутренний рынок будет предлагать цены не ниже экспортных, конечно, будем отдавать предпочтение внутреннему рынку.
Очень хотелось бы, чтобы в Украине заработала дополнительная переработка мясной и молочной продукции, чтобы за границу шел не полуфабрикат, а готовый продукт для реализации. Это же касается и зерновой группы. Мы экспортируем зерно, а в Италии закупаем произведенные из него макароны. Почему так?
Каким земельным банком на сегодня обладает «Укрлендфарминг»? Увеличился он по сравнению с прошлым годом, или, наоборот, сократился? Дальнейшие планы по его наращиванию?
Это постоянный процесс. К сожалению, в Украине нет в этом вопросе стабильности, ведь существуют проблемы рейдерства, двойной регистрации. От рейдерства страдают даже крупные агрохолдинги. Поэтому земельный банк где увеличивается, где уменьшается. Конечно, окончательный ответ даст конец года. Думаю, он останется на прошлогоднем уровне.
 
Насколько остро сегодня проблема рейдерства стоит перед аграрным бизнесом?
Очень остро, особенно в Ровенской, Черкасской, Полтавской, Сумской областях. Эти случаи постоянно донимают производственной деятельности. Проблема рейдерства касается не только нашей компании — она ​​характерна и для маленького, и для среднего производителя.
Нередко на поле приходят «титушки», люди одеты в камуфлированную одежду, обычно с оружием. Часто забирают технику, перепахивают поля, подкладывают двойную регистрацию соответствующих соглашений с пайщиками. Вариантов очень много. Но хочу подчеркнуть, что наша компания всегда действовала в рамках правового поля, и никто не может сказать, что «Укрлендфарминг» у кого-то безосновательно забрал какие-то земли. Таких примеров вы не найдете.
Каким образом государство может способствовать преодолению проблемы рейдерства?
Во-первых, нужно навести порядок в государственной регистрации. Там очень много непорядочных людей, через которых двойная регистрация — очень распространенное явление. Необходимо реформировать судебную систему, которая оставляет желать лучшего. Надеемся, что все эти вещи изменятся в ближайшее время.
 
Недавно вы сообщали, что для повышения собственной эффективности компания «Укрлендфарминг» начала создавать кластеры в определенных областях и делегировать им часть полномочий. Насколько эффективно проходит такая децентрализация?
«Укрлендфарминг» — это огромный холдинг, который осуществляет свою производственную деятельность в двадцати двух областях Украины. Это вызывает определенную инертность. Поэтому в прошлом году владелец принял решение делегировать больше полномочий на места — руководителям кластеров. Считаю, что моменты децентрализации — логические, но насколько они эффективны, покажет время. Сейчас у нас существует уже одиннадцать таких кластеров.
Другая интересная тема — аграрии в политике. Не так давно вы озвучивали свои политические амбиции. Чего вам удалось достичь на этом пути?
Недавно забрал свидетельства о регистрации меня в качестве кандидата в Верховную Раду по 158-му округу. Мне кажется, что мой почти десятилетний опыт, связанный с администрированием, а также десятилетний опыт работы в производственной деятельности, дающих право применить тот багаж знаний, я имею в больших масштабах. Хочу переформатировать существующую законодательную базу в направлении поддержки, и не только сельского хозяйства. 21 июля даст ответы на все вопросы.
С чем связан тренд, в последнее время все больше аграриев хотят быть представлены в парламенте?
Сейчас там очень много людей, которые не имеют никакого отношения к сельскому хозяйству и пытаются нам предлагать какие-то программы. Они совсем далеки от реалий украинского аграрного рынка. Те, кто понимают, что такое земля, сельское хозяйство, проблематика села, должны предлагать и писать соответствующую законодательную базу.
Что в отечественной аграрной отрасли требует немедленного вмешательства и совершенствования после того, как будет избран новый состав?
По моему мнению, это земельные вопросы, программы развития сельских территорий, развитие кооперации, углубление децентрализации.
Для меня главным индикатором развития страны станет возрождение села, когда будут строиться фермы, дороги, соответствующая инфраструктура.
Надежда Бурбела, УНИАН